Previous Entry Share Next Entry
Слово Парацельсу
ветер
veter_ercgammas

Одновременно с приведением в блоге теоретических знаний и практических техник, имеет смысл привести мнение по данным вопросам людей, золотыми буквами вписавших свои имена в история постижения Истины.

Ниже я приведу несколько глав из книги знаменитого целителя Теофраста фон Гогенгейма (известного нам как Парацельс). Его точка зрения может совпадать или не совпадать с моей, может отличаться от мнения каждого из вас, но она достойна того, чтобы быть услышанной.

---------------------------------------------------------------------------

 

                            ОБ ОСВЯЩЕНИЯХ

 

Поскольку величайшее из всех благ Господь изначально содеял самим сотворением Мира, то премного благословлено и освящено все, пребывающее в нем: и места, и инструменты, и все создания, сущие на Земле. Нет нужды в иных благословениях и освящениях, ибо Он Ћ сама

Святость, а потому все, предуготованное и сотворенное Им, также

освящено Им и чрез Него. А значит никакие творения рук человеческих

не нуждаются в иных освящениях, и лучше Ћ или даже лучше всего Ћ

оставаться им без оных, особенно таким, как кресты, воздвигнутые при

дороге, кресты, круги, мечи, одеяния, свечи или светильники, растворы,

масла, огонь, воскурения, символы, писания, книги, пантакли, печати

Соломона, венцы, скипетры, пояса, кольца и тому подобное, используемое

церемониальными нигромантами против призрачных духов, будто нельзя их

приневолить иными средствами, тогда как вера есть главнейшая и

важнейшая опора против них.

Церемониальные нигроманты нередко утверждают, что эти предметы

освящены, благословлены и используются в литургии. А потому, говорят

они, вещи эти обладают властью против Дьявола и злых духов, которые

страшатся их, обращаются в бегство и не смеют к ним приближаться.

О вы, сущие архи-глупцы и невежественные люди, никчемные! даже

недостойные называться людьми, верующие в столь чудовищную и явную

ложь, несмотря на примеры перед глазами. Ведь видят, сколь много

молний обрушивается на храмы, сжигает и разрушает алтари, а учиняется

сие бурями, вздымаемыми колдовством; видят, что Дьявол и духи злобы

царствуют над этими местами, а маги даже слышат, о чем они говорят.

А потому нигромантия, со всеми ритуалами своими, есть абсолютное зло,

гадюка, используемая обманщиками, злодеяние, ослепляющее зрителей и

вымогающее их деньги, но на деле не стоящее ничего, даже ломаного

гроша. А посему не следует склоняться и прибегать к ним здесь, как

писал иудей Соломон в своей книге, называемой нигромантами "Ключики

Соломона". Ибо Господь не потерпит их применения, даровав вместо них

нечто иное, одним словом, веру, которая идеально освящает все сущее.

 

Тем не менее, я не отвергал бы все освящения, но лишь те ритуалы,

которые, как полагают, используются против призрачных и злых духов.

Но я вовсе не желаю, чтобы из этих магических ритуалов и операций,

совершаемых в практических целях, было что-либо изъято: особенно

же освящения в супружестве, таинствах крещения и вечери Господней,

кои мы всегда должны хранить и соблюдать с высочайшим почтением и

благоговением, вплоть до смертного часа своего. Ибо в тот час мы все

совершенно освящаемся и очищаемся небесным телом.

 

                            О ЗАКЛИНАНИЯХ

 

Прежде чем поведать о заклинаниях, откуда они проистекают и какова их

основа, необходимо рассказать о том, кто их выдумал, кто использовал,

что делалось с их помощью и как все больше и больше стали ими

злоупотреблять. А потому знайте, что источник их был в Вавилоне, там

они приумножались и процветали, затем пришли в Египет, а оттуда к

израильтянам и наконец, к нам, христианам. Они прекрасно известны

нигромантам, которые высоко почитают их, так что в грубом и

невежественном разумении своем приписывают им больше действенности,

силы и мощи, нежели молитве и вере. Эта основа, извлеченная из их

собственных умозрений, должна быть осуждена Ћ с тем, чтобы ни одна

душа не могла на нее опираться. Они же все справедливо заслужили

наказания магистрата, настаивающего на сем. Хотя сами по себе

заклинания и способны кое-что совершить, все же ни один маг или

мудрец не должен ими злоупотреблять, ибо это противоречит даже самому

Господу, его слову и заповедям, а также свету Природы, ибо ими не

исторгнуть истины у духов. Хотя порой они и являются с величайшей

помпой, страшной гордыней и высокомерием, но все же их нельзя

приневолить или одолеть заклинанием, ибо это может совершить только

вера.

Я утверждаю, что сей род нигромантов, желающих осуществить и претворить

задуманное своими заклинаниями, дабы вынудить, приневолить, поразить и

измучить духов, вынуждая их исполнять свою волю, могут быть уподоблены

ворам и грабителям, скрывающимся в лесах и иных местах, чтобы грабить

и убивать, могущим умерщвлять и воровать столь долго, сколько позволит

им это Господь, но не более. Но когда наступает время и час, зверства

и злодеяния их становятся явными, и тогда самым коварным и хитрейшим

из них не спастись. Отчего и случается так, что одного карают смертью

за грабеж, другому выносят обвинительный приговор и предают в руки

палача, воздающего ему по заслугам. А иначе и не можем мы судить воров

сих, взламывающих дома и крадущих до тех пор, пока не вздернут их на

виселице. Также и нигромант вызывает и заклинает духов и насылает на

них наказания и мучения лишь пока позволяет ему это Господь Бог, и

не без проклятия Божия. И когда наступает время и час его наказания,

тогда, как гласит притча, пожинает он плоды свои. Ибо грешил он

заклинаниями своими, не чертя круга (как должен был бы) по воле

духов, о чем те часто твердили ему. Словом, грешил ли ты заклиная,

или не чертил должным образом круга, или не подвергал себя утеснению

и недостаточно готовился, или печать твоя и пантакли были ложными Ћ

посему получаешь ты это наказание. Так долги твои отплачиваются тебе

наличными, загодя для тебя уготованными, кои давно должен был бы ты

получить. Так он заслуженно получает награду свою от духов, оставляющих

на нем некую особую отметину или же наносящих увечье какой-либо части

тела его, если только они вовсе не ломают ему шею. И так становится он

собственным палачом.

А потому пусть церемониальные нигроманты вникнут и всмотрятся в то,

что они творят. Пусть поставят они эту главу пред собой как зеркало,

дабы посредством легкомысленных и зловредных операций не обратиться им

в рабов духов, не подпасть под их власть и не стать своими собственными

палачами. Но если такое случится, то духи более не потерпят, чтобы эти

рабы помыкали ими. И не смогут они уже делать то, что хотят, но, став

рабами, вынуждены будут подчиниться с покорностью духам, ставшим их

господами. Так же поступает и палач Ћ не внемлет он тому, кто должен

быть казнен, и не выказывает ни милосердия, ни благосклонности мольбе

осужденного, но исполняет он приказ и волю своего господина и то, что

предписывает ему должность его.

Но даже в этом случае злые духи суть палачи Божии, не могущие

ничего привести в исполнение без повеления своего Магистрата,

то есть Божественного Величества.

А потому я утверждаю, что все заклинания противны Господу и

противоречат слову Его, Божественному закону и свету Природы.

Запрещено их использовать не только по отношению к духам, но также и

к травам, камням и прочему, а особенно же применять те, что сотворены

во вред человеку. Не пристало нам поступать как язычникам, которые,

будучи не в состоянии использовать людей по своему собственному

желанию и заставлять их, поистине заклинали оных (о чем свидетельствуют

многочисленные примеры из Священных Писаний), дабы исполняли и

совершали они то, что было противно их воле и природе. А посему горе

таким нечестивцам и всем, кто уподобляется им, ибо велико злодеяние,

совершаемое ими! Какие тяжкие наказания падут на них в конце концов,

и какие страшные и ужасные обвинения предъявит им Дьявол прежде гнева

Господня? И если бы творящие подобные вещи могли явить подражателям

своим все те страдания, что претерпевают они, многие тысячи из них

можно было бы привести к покаянию.

 

                              О СИМВОЛАХ

Не должны мы также доверять ни символам, ни словам, ибо в них премного

упражняются поэты и чародеи, испещряющие ими свои колдовские книги,

всецело и опрометчиво извлекая их из собственного воображения, безо

всякого на то основания, и измышляют их вопреки истине, тогда как

многие тысячи из словес этих не стоят и выеденного яйца. Но пока я

умолчу об их символах, которые чертят они на бумаге и пергаменте,

бессмысленно обремененные такими пустяками.

Среди подобных людей бытовал обычай, сохранившийся доныне лишь у

немногих из них и состоявший в том, что накладывая эти символы на

людей, они заставляли их обожать себя, произносить такие слова, что

для меня прекрасны и о коих никто никогда и не слыхивал; а тем не

менее, они говорят, что слова эти рождаются сами собой. Потому

необходимо иметь совершенное знание, дабы различать эти буквы,

слова и символы.

Среди них обнаруживают много слов, не имеющих никакого сходства с

идиомами латинского, греческого или еврейского языков, также и ни с

какими иными; и ни один человек не может ни трактовать, ни переводить

их на другой язык. А потому я не без основания утверждаю, что мы не

должны доверять всем буквам, символам или словам, но придерживаться

лишь тех, что истинны и часто доказывались на основании истины и

извлекались из нее.

Но чтоб могли мы к ним приступить и поведать, какие слова или символы

правдивы и истинны, необходимо сперва выявить и разъяснить два из них.

И хотя много других может быть найдено, все же эти надо особо ценить и

почитать прежде всех иных символов, пантаклей и печатей. Обратите же

внимание на изображение оных.

[1] Две скрещенные треугольные фигуры рисуют или гравируют таким

образом, что они заключают в себе и подразделяются на семь внутренних

частей, образуя шесть внешних углов, в которых чертятся чудесные буквы

величественного Имени Божиего Ћ "Адонай" Ћ сообразно их истинному

порядку. Это один из тех символов, о которых мы уже говорили.

[2] Есть и другой, превосходящий предыдущий в мощи и силе. Он имеет

три скрещенных угла, изображающихся таким образом, что взаимопересекаясь,

они включают в себя шесть внутренних частей и пять внешних углов, в

которых чертятся пять слогов высшего Имени Бога, то есть "Тетраграмматон",

также сообразно их истинному порядку.

Я бы нарисовал эти фигуры, но поскольку их можно легко найти во многих

других местах и книгах, то я предпочел опустить их.

Некоторые израильтяне и нигроманты иудеи многого добились этими двумя

символами. И ныне они высоко почитаются многими и оберегаются как

величайшие тайны, ибо обладают столь большой мощью и силой, что если

только нечто возможно совершить посредством каких-нибудь символов

или слов, то это можно сотворить и ими или же одним из них. Мне бы

хотелось знать, где и в каком месте в книгах нигромантов можно найти

какой-либо другой символ, которым можно было бы творить подобное

против злых духов, Дьявола и колдовства магов, посредством всех уловок

и ухищрений чародеев. Ибо они воистину освобождают того, чей дух и

разум околдованы настолько, что вынужден он действовать против

собственной воли или природы. А если ему причинен ущерб или же терпит

он телесную боль, то фигуры эти, изготовленные в должный день и час,

взятые в рот вместе с облаткой, блином и тому подобным, в двадцать

четыре часа избавят его от колдовства.

В таких случаях хороши и многие другие средства, вроде тех, о которых

я упомяну в дальнейшем, когда перейду к рассказу о бурях и временах

года.

Короче говоря, символы эти обладают столь великой силой и мощью, что

если бы нигроманты только ведали об их силе и действенности и веровали

в них, то тут же отринули бы все остальное, даже все свои прочие

символы, слова, имена, знаки, фигуры, пантакли, освященные печати

Соломона, венцы, скипетры, кольца, пояса и какие бы то ни было

ритуалы, на которые они уповали прежде, надеясь ими оберечься от своих

опасных экспериментов и операций, которыми они призывают, заклинают

или пытаются приневолить духов. Воистину, то, о чем говорилось, суть

подлинные пантакли, и именно их надо использовать против всех нечистых

духов, которые действительно страшатся их, даже те, кто блуждает в

стихиях. И все же вера укрепляет и подтверждает все эти вещи.

Но некоторые могут мне зло, хотя и несправедливо, возразить, сказав,

что нарушаю я третью заповедь Божию из первой Скрижали Моисеевой, где

Господом Богом запрещено употреблять Имя Его всуе. Но кто из мудрых

может утверждать, что я сделал это, или же что этим я Бога оскорбил?

Ведь не использую я символы эти для той цели и не применяю их, как

это делают нигроманты и колдуны; но лишь в случае крайней нужды, для

помощи людям и при тех хворях и немощах, где не помогают ни лекарства,

ни квинтэссенция золота, ни сурьма, ни им подобные секреты, хотя они и

обладают огромною силой и действенностью.

Врачу надо знать первопричину всех болезней, дабы мог он различить,

которая проистекает от скверного мяса или питья, а которая от яблок,

трав и иных плодов земных; и полезно знать ему тайны трав и кореньев,

которыми можно излечить болезнь. Но если причина кроется в минералах,

такие болезни надо исцелять тайнами известных металлов, ибо тайны трав

и кореньев совсем иные и здесь бессильны.

Подобным же образом, если болезни вызваны влиянием небес, ни одна из

вышеупомянутых тайн не сможет избавить от них, но оные должно исцелять

астрологией и небесными влияниями.

Наконец, если та или иная хворь или напасть накликаны на человека

неким сверхъестественным путем, колдовством или же какими-либо

магическими чародействами, то ни одно из названных трех лекарств не

поможет; но должно существовать магическое средство, которым можно

ее исцелить, о чем мы уже говорили.

Многие из претерпевающих подобные страдания от колдовства и по сей

день отвергаются невежественными врачами, ибо эти вещи были доселе

сокрыты от них. Но случись им узнать еще и о других, они бы ответили,

что поступили бы против Господа и употребили бы Его Имя всуе, прибегая

к таким вещам, и что сделанное мною Ћ сущая ложь. Но если б я применил

эти вещи во вред и ущерб человеку, тогда я богохульствовал бы против

Господа; и если бы я заклинал духов, человека, травы, коренья или

камни Именем Его, тогда можно было бы справедливо сказать, что я

употребил его всуе и оскорбил Господа Ћ но не прежде. Пусть же сами

богословы и софисты скажут, что они разумеют под этими вещами. То, о

чем я говорю, не противоречит истине, хотя воззрения их на этот счет

могут разниться с моими. Они назовут меня колдуном, нигромантом и

презрителем заповедей Божьих, но до той клеветы и упреков мне дела

нет, ибо станет очевидно, что выпады их против меня не больше выпадов

евреев и фарисеев, обвинявших Христа в том, что исцелял он больных

в субботу. Ведь сказали они ему, что он нарушил субботу и заповедь

Божию; и подобным же образом обвиняли они Давида, когда он был

вынужден вкушать хлебы подношения. Но что и как надо сделать, чтобы

угодить всем этим обвинителям и клеветникам?

Невежды не прекратят болтать языком, пока не смогут их научить звери

или камни, что, как мы полагаем, произойдет еще не скоро, и тогда они

обретут мир.

               

         О ВООБРАЖЕНИИ И КАК ОНО ДОСТИГАЕТ СВОЕЙ ЭКЗАЛЬТАЦИИ

Сколь мощным действием обладает воображение и как оно достигает точки

своего собственного возвышения и экзальтации, можно увидеть на примере

эпидемии чумы, когда воображение отравляет более нежели любой зараженный

воздух. Против него не поможет никакое противоядие, ни Митридата, ни

от ядовитых укусов, ни иное спасительное средство. Пока такое воображение

не исчезнет и не изгладится из памяти, не поможет ничто. Воображение Ћ

столь скорый бегун и разносчик, что не только перелетает из дома в

дом, с улицы на улицу, но также весьма стремительно проносится из

города в город и из страны в страну. Посредством воображения лишь

одного человека чума может перенестись в какой-нибудь цветущий город

или страну и умертвить там тысячи и тысячи людей, что явствует из

следующего примера.

Предположим, что есть два брата, нежно любящих друг друга. Один из них

живет во Франции, другой отправляется в Италию и на полпути умирает от

чумы. До живущего во Франции брата доходит весть, что брат его умер в

Италии от чумы. Он страшно испуган, весть эта проникает в его плоть и

кровь, пронзает воображение, так что он никак не может от нее избавиться.

Она разгорается, в нем и огонь тот долго отблескивает и горит. Подобный

процесс можно наблюдать при испытании огнем золота и серебра, которые

отбрасывают свой цвет, доколе опять не заблестят, что не может случиться

прежде, чем они очистятся от примесей других металлов. Подобным же

образом разгорается и воображение, накаляясь до блеска, а затем

проникает в сосуд человека, подобно тому, как семя проникает в матку,

тотчас оплодотворяя ее.

Так и чума переходит от одного к другому, доколе не распространится

по всему городу или стране. А посему полезно держаться подальше, и не

столько из-за испорченного и заразного воздуха Ћ ибо заражает она не

воздух (как утверждают некоторые невежды), Ћ сколько из-за того, чтобы

не видеть проявлений чумы, способных заразить сознание. Те, кому

приносят подобные вести, не должны оставаться в одиночестве, также не

должны они молчаливо предаваться раздумьям, отчего воображение может

разыграться в их уме. Но надо их утешить, изгнать воображение из их

сознания, а вселить в них веселье и радость. И пусть никто не думает,

что это лишь выдумки и будто все очень просто, ибо не так легко найти

лекарство от гнетущего воображения. Ибо воображение как смола, которая

легко липнет и воспламеняется, а пламя то, если оно разгорится, не

так-то легко погасить. Следовательно, чтобы избавить подобных людей

от чумы, надо потушить и изгнать силу воображения. Это один пример,

в коем явлена сила и воздействие воображения и его эманаций.

Прежде чем перейти к другому примеру, знайте, что воображение

воздействует на людей не только во время чумы и многих лишает жизни,

но также и во время войны. Сколько людей погибло на войне из страха

перед выстрелом? Но в смерти их повинно лишь собственное воображение,

не оставлявшее их до последнего часа. То есть, столь велик был их

страх и столь ужасал каждый выстрел, что думали они лишь о том, как

будут ранены стрелой. Таких убивают гораздо чаще, нежели отважных,

кто смело и без страха идет на врага. Не страшатся они ни выстрелов,

ни ран, но имеют твердую веру в победу и уповают на нее более нежели

остальные солдаты. Это Ћ отважные и истинные воины. Сколько крепостей,

замков, городов и стран завоевали они, и побеждали, и покоряли их

народы? Но люди, объятые страхом, будь они большими или маленькими,

благородными или низкого происхождения, рыцарями, графами или кем-то

еще едва ли заслуживают и полпенса, чтобы идти на врага, а жалованья

и того меньше. А потому пусть тот, кто хочет стать добрым солдатом и

удостоиться рыцарского звания или же иных отличий на войне, сосредоточит

свой ум и воображение на каком-нибудь выдающемся и отважном военачальнике

или полководце, таком как Юлий Цезарь или коими были и многие другие

римляне.

И поступая таким образом, если он только знает, как лучше следует

использовать свое воображение, укрепиться в духе и совершить все

подвиги и благородные поступки такого человека, Ћ он не только станет

прекрасным солдатом, но и исполнит свои желания, снискав почести.

То было со многими, следовавшими за своим воображением, так что

добились они великих почестей и богатства.

Но некоторые могут возразить, сказав, что везение, сила и усердие

способствовали их продвижению, а также, что кто-то носил травы, коренья

и камни, чье воздействие уберегло их от поражения, и ран.

 

Я же утверждаю, что эти вещи Ћ друзья и пособники воображения, которое

является главным и общим властелином надо всем прочим. Хотя я согласен,

что существуют такие вещи, которые и в самом деле оберегают в моменты

опасности от всех врагов и их воинств, так что носящий их не может

быть уязвлен. Я не буду распространяться о них здесь, но оставлю до

другого места. Тем не менее вера есть экзальтация и подтверждение

всего этого, ибо без веры эти и все подобные им вещи тщетны и бессильны.

 


?

Log in

No account? Create an account